comtemichel (comtemichel) wrote,
comtemichel
comtemichel

"Марксизм и война на Донбассе" - программный текст "Боротьбы"

Оригинал взят у kolobok1973 в "Марксизм и война на Донбассе" - программный текст "Боротьбы"
---------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Виктор Шапинов

Марксизм и война на Донбассе


«Боротьбу» часто критикуют за поддержку народных республик, за то, что мои товарищи сражаются в составе ополчения, помогают мирному государственному строительству в ЛНР и ДНР. Критика эта раздается не только от тех бывших левых, кто поддался националистическому угару и поддержал сначала Майдан, а потом и захватническую войну Киева на Донбассе. Критикуют нас и с позиций «марксистского пацифизма», называя себя «новым Циммервальдом».

1914 = 2014?

«Циммервальдисты» всерьез сравнивают войну на Донбассе с Первой мировой войной. Исторические параллели всегда рискованны. Эта же параллель и вовсе бессмысленна. В Первой мировой войне 1914-1918 годов столкнулись примерно равные по силе блоки империалистических стран, которые боролись за рынки сбыта, источники сырья, колонии. Победа англо-французского блока легко угадывающаяся сегодня задним числом была вовсе не так очевидна для современников войны, даже марксистов. Лев Каменев, один из лидеров большевиков, предсказывал, например, победу Германии в войне.

В 1914 году в смертельной схватке столкнулись два центра накопления капитала, две системы капиталистического разделения труда с центрами в Лондоне и Берлине. Эти системы достигли пределов географического расширения в 70-е годы XIX века натолкнувшись на границы друг друга. Последним актом этого расширения стал стремительный раздел Африканского континента между великими державами.

Столкновение этих систем разделения труда (Германско-среднеевропейской, англо-французской, американской и японской) составляет экономические причины Первой и Второй мировых войн. После Второй мировой такая система осталась лишь одна – во главе с США. В конце 1940-х она присоединила европейский и японскую системы, 1970-е она поглотила освободившиеся колонии, в 1980-е – Китай и восточноевропейские народные демократии, в 1990-е – Советский Союз.

Правая неолиберальная реакция Рейгана-Тетчер придала этой системе ее законченный сегодняшний вид. В центре этой системы стоит Федеральная резервная система как орган эмитирующий всемирную резервную валюту, МВФ, ВТО, Всемирный банк.

После 2008 года эта система вошла в период системного кризиса, причины которого я разбирал в другом месте, и постепенного распада. В рамках этого распада капиталистические элиты некоторых стран могут пытаться оспорить «правила игры», задаваемые Вашингтоном, так как система, устраивавшая всех до кризиса, стала уже не такой привлекательной.

Таким образом, мы имеем не два блока, схватившиеся в смертельной схватке (как в 1914 году), а совершенно новую, не имеющую исторических аналогов ситуацию, когда система распадается, от нее начинают отваливаться куски, некоторые капиталистические группы (как организованные в национальные государства, так и транснациональные) пытаются пересмотреть сложившиеся основы этой системы, другие группы (условный «Вашингтонский обком»), наоборот держатся за статус-кво и пытаются «дать по шапке» тем, кто покушается на святые принципы системы.

Конфликты в этой системе связаны с ее внутренними противоречиями, а не со столкновением отдельных центров накопления капитала и их систем разделения труда, как это было в 1914-м и 1939-м.

Современный империализм – мировая система

Те, кто представляет конфликт в Украине как схватку империализмов России и США а-ля 1914 год обладает аналитическими способностями на уровне пропагандиста Дмитрия Кисилева, угрожающего превратить Америку в «ядерный пепел». Россия и США несравнимы по своей экономической мощи, они бьются в разных весовых категориях. Более того, нет никакого «российского империализма», и даже «американского империализма» в понимании 1914 года не существует. Есть империалистическая иерархически организованная всемирная система с США во главе. Есть российский капиталистический класс, находящийся в этой системе не на первом и даже не на втором «этаже», он попытался поднять свой «статус» в этой иерархии и испугался собственной наглости, встретив отпор объединенного Запада.

В ситуации с украинским кризисом российские капиталистические элиты не проводили какой-то сознательной империалистической стратегии, они лишь реагировали на вызовы, которые бросала стремительно развивающаяся ситуация. Реагировали половинчато, противоречиво, непоследовательно, демонстрируя внимательному наблюдателю как раз отсутствие стратегии.

Ситуация складывалась таким образом, что после государственного переворота в Украине и начала восстания в Крыму и на Юге и Востоке страны, руководство России встало перед сложной дилеммой. Не вмешаться и не поддержать население Крыма и Юго-Востока означало потерять в глазах собственного населения легитимность, что в условиях ухудшающейся экономической ситуации чревато политическим кризисом, гораздо более сильным, чем в 2011 году. Вмешаться же – означает пойти на разрыв с Западом с непредсказуемым результатом. В итоге выбрали средний вариант – вмешательство в Крыму и невмешательство на Юго-Востоке. Однако, когда восстание на Донбассе перешло из мирного в вооруженное, помощь пришлось оказать. Пришлось, потому что картина военного подавления восставших при молчаливом согласии России стала бы катастрофическим ударом по имиджу российской власти внутри страны. Но поддержка была оказана нехотя. Путин публично призывал не проводить референдума о независимости ДНР и ЛНР, а о военных поставках можно говорить только после оставления Славянска и реальной угрозы сдачи Донецка украинской армии.

Такая поддержка вызвала неудовольствие и сопротивление большей части российской олигархии, которая мечтает вовсе не о восстановлении Российской Империи, а о взаимовыгодном партнерстве с Западом.

Исторические параллели: Испания 1936, Ирландия 1916, Рожава 2015

Можно ли поддерживать республики, если российский буржуазный режим пытается инструментализировать восстание и использовать его в своих геополитических интересах?

Позволим себе провести историческую аналогию. Как мне кажется, она куда более уместна, чем аналогия с ситуацией Первой мировой.

1936 год. Идет гражданская война в Испании. Представим себе, что Советский Союз по тем или иным причинам отказался или не смог оказать помощь Испанской Республике, а буржуазные Британия и Франция, напротив – оказали поддержку, отправили военные материалы и гуманитарную помощь, дали кредиты и даже отправили военных специалистов для помощи республиканской армии и милиции. Естественно, капиталистические элиты Британии и Франции преследовали бы при этом собственные цели – втягивание Испании в собственную систему инвестиций и торговли в условиях намечающегося противостояния с германским блоком.

Отказались бы левые на этом основании от поддержки антифашистской борьбы испанских республиканцев? Конечно, нет.

Другой пример. Пасхальное восстание ирландских республиканцев против Британской Империи в 1916 году. Этот героический эпизод антиимпериалистической борьбы ирландского народа помнят и чтят, наверное, все, кто называет себя левым.

А между тем одна из важнейших фракций восстания – Ирландское Республиканское Братство – еще в 1914 году, с началом войны, приняла решение поднять восстание и принять любую немецкую помощь какая будет предложена. Представитель Братства ездил в Германию и получил согласие на такую помощь. Она не была оказана только потому, что немецкий корабль с оружием и подводная лодка были перехвачены англичанами в море.

Ленин безоговорочно поддержал ирландское восстание, несмотря на то, что оно было в гораздо меньшей степени «пролетарским», чем восстание на Донбассе. И в те времена находились левые, которые называли Ирландское восстание «путчем», «чисто городским, мелкобуржуазным движением, за которым, несмотря на большой шум, который оно производило, социально стояло не многое». Ленин отвечал им: «Кто называет такое восстание путчем, тот либо злейший реакционер, либо доктринер, безнадежно неспособный представить себе социальную революцию как живое явление»[1].

Несмотря на очевидную поддержку немцев, не говоря уже о том, что восстание в тылу Британской Империи «играет на руку» германскому империализму, настоящие левые поддержали ирландских республиканцев. Поддержали, несмотря на то, что рука об руку с социалистом Джеймсом Коннолли и его сторонниками сражались буржуазные и мелкобуржуазные ирландские националисты. Конечно, Коннолли говорил, что объявление независимости без образования социалистической республики будет напрасным. Но ведь тоже говорят левые Донбасса.

Почему по отношению к Донбассу не применить этот ирландский пример, пример как раз из эпохи Первой мировой, которую так любят самозваные «циммервальдисты»?

Или современный пример. Ни для кого не секрет, что курдское ополчение в Сирии, воюющее против исламских фашистов из ИГ, поддерживается США. Будет ли на основании этого кто-то из левых отказывать в поддержке курдам Рожавы? Конечно, нет.

Палестинское сопротивление израильской оккупации также в разные годы опиралось на поддержку подчас нелевых и недемократических режимов Ближнего Востока, а соотношение прогрессивных и передовых элементов в палестинском руководстве обычно было куда менее выгодным для сил прогресса, чем на Донбассе. Однако, левые всегда поддерживали палестинское освободительное движение.

Но по Донбассу у некоторых левых почему-то действуют двойные стандарты, они старательно ищут «соломинку в глазу» у ДНР и ЛНР, которая позволит им занять позицию отстраненного пацифизма. Подлинные левые никогда не занимали такой позиции. «Равнодушие к борьбе отнюдь не является, поэтому, на деле отстранением от борьбы, воздержанием от нее или нейтралитетом. Равнодушие есть молчаливая поддержка того, кто силен, того, кто господствует»[2], - писал Ленин. Вставая в отстраненную позу самозваные «циммервальдисты» на деле встают на сторону киевской власти, ведущей карательную операцию против восставших.

Война – продолжение политики другими средствами

«Война есть ничто иное, как продолжение политики, с привлечением иных средств», писал теоретик войны Карл фон Клаузевиц. Справедливость этого утверждения признается и классиками марксизма[3].

Какие же политики продолжают Киев и Донбасс? Чтобы занять «нейтральную» позицию мнимые «циммервальдисты» пытаются доказать, что эти политики одинаковые. «Все кошки – серые» – вот верх их «марксистской» мудрости.

Мировая война 1914-1918 годов действительно была продолжением одинаковой политики Британии, Франции, Германии, Австро-Венгрии, России – это политика колониального грабежа, борьбы за колонии и рынки, борьба за уничтожение империалистических конкурентов. Также продолжением одинаковой политики была, например, Русско-Японская война 1904-5 годов.

Однако, глупо было бы утверждать, что могут существовать гражданские войны, где стороны продолжают одинаковую политику. Суть гражданской войны в том, чтобы навязать противнику свою политику, сломить его политическую силу, подавить те социальные классы или слои, которые проводят эту политику. Северный и Южный Вьетнам проводили разную политику, в результате чего столкнулись в гражданской войне. Также разную политику проводят, например, режим Башара Асада и Исламское Государство, Аль-Каеда и другие исламисты в Сирии. Разную политику проводили Испанская Республика и франкисты в 1936-39 годах. Разную политику проводил Муаммар Каддафи и его оппоненты в гражданской войне в Ливии в 2011 году.

Также и гражданская война в Украине является продолжением не одинаковой политики. Какие же политики проводит условные Киев и Донбасс?

Читать далее здесь:

http://borotba.su/viktor_shapinov._marksizm_i_vojna_na_donbasse.html



Tags: государство 404, левые, наши, перепост
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments